Январь 2019.  Сайт создан на Wix.com

 

МАРТ 2018. ТАК ЛИ ВСЕ ОЧЕВИДНО?

Очевидность того, что март 2018 года станет «выборами Путина», никто не оспаривает. Это данность. Даже политические «конкуренты» с удовольствием поднимают тост за его очередное избрание, ибо сами они идут на выборы ради поддержания собственных электоральных ниш и разведки новых. Ничего личного.

 

Губернаторы и их административные штабы это тоже осознают, поэтому пребывают в несколько расслабленном состоянии. Многие считают, что достаточно изобразить «бурную деятельность» перед Кремлем, а избиратель и сам придет. Избиратель тоже не новичок в политике: 90% населения уверены, что победит Путин.

 

Разберемся по порядку. Несмотря на то, что результат известен заранее, мы имеем дело с «почетным сроком правления». То есть крайним. А это значит, что главные элиты страны сейчас озадачены не мартом 2018 года, а своим будущим после 2024-го. «Есть ли жизнь после Путина?». Конечно есть. Вопрос, для кого? И на этот вопрос наши элиты будут отвечать весь электоральный цикл 2018-2024. А элиты у нас ох какие разные. Поляризация мнений относительного будущего страны и ее политической конфигурации будет максимально сильной, а борьба нешуточной.

 

Но ближе к теме – еще это означает, что выборами марта 2018 федеральные элиты не слишком озадачены. Они будут использовать их исключительно для достижения собственных целей.

Поэтому вся тяжесть кампании ляжет в основном на плечи губернаторов. А с ними еще интереснее.

 

Во-первых, губернаторы дезориентированы состоявшимися в 2017 году отставками. Привычные критерии «хороший-плохой» перестали работать. Непонятно, оставят тебя еще на какое-то время или нет. И если и оставят, то на какое. А каковы будут критерии по отставкам весной 2018-го, вообще одному Ему известно. Это мощный демотиватор. Какой смысл просить у местных «кошельков» денег на федеральную кампанию, связывать себя лишними обещаниями, если все равно могут и не оценить.

 

Во-вторых, «засада» ждет губернаторов еще и во взаимоотношениях с региональными элитами. После осенних отставок местные олигархаты словно получили сигал «фас». Довольно неожиданно оказалось, что умение губернатора ладить с местными центрами силы является одним из важных критериев при принятии решения о судьбе главы региона. Это вызвало поляризацию внутри региональных групп. Теперь незачем молча соглашаться с волей Президента. Теперь можно и ножками потопать, и интригу замутить. Президент этого снимет, другого пришлет.

 

В приложении к выборам марта 2018 это означает только одно – большой помощи от местных князьков в избирательной кампании можно и не дождаться. Скорее наоборот, в ряде регионов мы увидим попытку провалить результаты выборов дабы насолить неугодному губернатору.

И если этот факт губернаторами вовремя не будет отрефлексирован, и нужные контрмеры не будут предприняты, то, как любит говорить Владимир Владимирович, «…, я не виноват».

 

В связи с вышеизложенным, перед электоральными технологами, которые скоро разлетятся по регионам, задачи встают неординарные.

Помимо реализации основной кампании, Губернаторы будут озадачивать их собственным пиаром: желательно федеральным и еще более желательно, без денег. На саму кампанию денег будет тоже в обрез – см. аргументацию выше.

 

Логика «зачем тратить много, если и так все ЗА», помноженная на почти полную уверенность населения в конечном результате, дает нам высочайший за последнее время риск низкой явки.

Как только социология включит красную сигнальную лампочку по ожидаемой низкой явке в регионах, губернаторы предпочтут ухватиться за привычную им соломинку – админресурс. Бессмысленный и беспощадный. 

 

Времени к тому моменту уже будет в обрез. И только чудо-технологам удастся притушить панические настроения и встроить административные рычаги в технологизированную политическую кампанию. Конечно, мы все будем стараться делать это с самого начала, но не всем повезет.

 

При всей заданности и предсказуемости мартовских событий, региональные команды должны будут решить и еще одну немаловажную задачу. Провести «чек ап», и где нужно, модернизацию работы электоральной машины региона.

 

Под электоральной машиной предлагаю понимать институализированную систему управления электоральным поведением. Главными частями данной системы являются фандрайзинг, взаимодействие с элитами, идеология, контроль над информационным полем, организация агитационно-пропагандистской работы и мобилизация.

 

Нововведения в законодательстве, переход на все более сложные электронные технологии проведения выборов, смещение восприятия информационных сигналов в пользу интернет-СМИ, изменение конфигурации и технологий управления полевой работой – все это нужно будет протестировать на мартовской кампании и перенести на осенние выборы 2018. Электоральная машина должна работать так, чтобы не просто выдавать нужный результат, но и легитимизировать результаты выборов в глазах населения, в этих выборах не участвовавшего.

 

Фоном кампании марта 2018 станут постоянные попытки Запада дестабилизировать социально-политическую обстановку в нашей стране. Среди них – доклад Еврокомиссии по Путину и его окружению, европейские суды по Навальному, расширение санкционных мер.

 

Это вскроет новые электоральные ниши и даст шанс остальным кандидатам не просто покрасоваться на федеральных каналах, но и заполучить реальную поддержку части электората. А с вновь образовавшимся электоральным капиталом можно будет уже строить долгоиграющие политические планы. Некоторым подспорьем «оппозиции» станет и эффект «стеснительного избирателя» - часть тех, кто кажется своему окружению исключительно пропутинским человеком, в кабинке для голосования захочет побыть кем-то еще.

 

Выходим из зоны комфорта, господа…

 

 

 

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

СВЕЖИЕ ПОСТЫ
Please reload

  • Facebook
  • Telegram